ПСИХИКА


ПСИХИКА
ПСИХИКА (от греч. psyche—душа). Свое понимание .П. советская психология строит на основе разработки теоретического наследства Маркса — Энгельса — Ленина, работ Сталина. Маркс указывал, что «сознание никогда не может быть чем-либо другим, как сознанным бытием, а бытие людей есть реальный процесс их жизни... Даже туманные образования в мозгу людей, и те являются необходимыми сублиматами (продуктами) их материального жизненного процесса... Не сознание определяет жизнь, а жизнь определяет сознание». В этом же плане писал Энгельс, что «наше сознание и мышление, как бы ни казались они сверхчувственными, являются продуктами вещественного телесного органа, мозга. Материя не есть продукт духа, а дух есть лишь высший продукт материи. Это, разумеется, чистый материализм». Особенно глубоко было развито Лениным это понимание псих, процессов и сознания в связи с разработанной им теорией отражения. Критикуя эмпириокритицизм, Ленин указывал, что «если цвет является ощущением лишь в зависимости от сетчатки (как нас заставляет признать естествознание), то, значит, лучи света, падая на сетчатку, производят ощущения цвета. Значит, вне нас, независимо от нас и от нашего сознания существует движение материи, скажем, волны эфира определенной длины и определенной быстроты, к-рые, действуя на сетчатку, производят в человеке ощущения того или иного цвета. Так именно естествознание и смотрит... Это и есть материализм: материя, действуя на наши органы чувств, производит ощущение. Существование материи не зависит от ощущения. Материя есть первичное. Ощущение, мысль, сознание есть высший продукт особым образом организованной материи. Таковы взгляды материализма вообще и Маркса—Энгельса в частности». Эти же мысли развивались Лениным еще ранее в связи с критикой субъективной социологии народников. Следует здесь же указать и на то, как Ленин широко привлекал психологию в борьбе против идеализма, тем самым указывая нам путь материалистического понимания II... «Его (материализма) вывод о зависимости хода идей от хода вещей единственно совместим с научной психологией». Далее Ленин показывает, чем отличается метафизик-психолог от научного психолога. «Метафизик-психолог рассуждал о том, что такое душа? Нелеп тут был уже прием. Нельзя рассуждать о душе, не объяснив в частности псих. процессов... он, этот научный психолог, отбросил философские теории о душе и прямо взялся за изучение материального субстрата псих. явлений—нервных процессов и дал, скажем, анализ и объяснение такого-то или таких-то псих, процессов». Уже эти положения показывают, что в противовес идеализму мы исходим из объективно-материальной сущности П., оз-новываясь на том, что: а) психика возникает на определенной ступени развития высоко организованной материи, являясь свойством этой материи, т. е. что П. имеет материальное происхождение и определенный материальный субстрат—мозг и нервные процессы; б) процессы П. суть отображения вне нас и независимо от нас существующей действительности, являясь продуктами реального процесса бытия людей, чем подчеркивается объективно материальное содержание процессов П. в их субъективной функции; в) процессы П. объективируются, обнаруживаются, раскрываются и развиваются в общественно-практической деятельности людей, исходя из к-рой единственно возможно объективное изучение процессов П. С этими положениями неразрывно связано утверждение исторического понимания процессов психики у человека и активного характера их природы. Однако советская психология объясняет активность психики и сознания не из «внутренней целеположенности» и саморазвития, как то делает идеализм, а исходя из активного характера отношения общественно-трудовой практики к природе. Ленин указывал, что наше сознание отображает не природу, оторванно от человека, а изменение природы человеком. Именно отсюда возможно объяснить историческое развитие процессов П. в связи с историей разделения труда и активный характер процессов П., отражающих «изменение природы человеком» на основе общественно-трудовой практики. Лишь исходя из разработки марксо-ленин-ского наследства возможно правильно разобраться в психофизической проблеме, являющейся одной из основных в историй психологии. В этой проблеме ставится вопрос об отношении сознания к бытию, П. к мозгу* Кардинальное значение этих вопросов подчеркивается тем, что в зависимости от способа их решения определяется методологич. содержание психологии, в том числе фактов относительной связи сложности П.. с величиной и сложностью мозга, выключения или пат. извращения П. при экспериментально-неврологических исследованиях животных (напр. методом экстирпации), при нервных заболеваниях органического порядка, глубоких степенях олигофрении и т. д. Понимание психики основными направлениями в психологии. Субъективная эмпирическая психология рассматривала психику как единственную непосредственную реальность, свободную от причинно-следственных отношений и закономерности. Индетерминистическое понимание психики поэтому рассматривало материю как субъективный комплекс ощущений или представлений, отрицая объективную сущность П. и возможность объективного познания чужой психики. Т. к. психика не объективно материальна по сущности и не объективируется в человеческой деятельности и в коллективном общении, то наука при изучении П. должна ограничиваться субъективным методом интроспекции (самонаблюдение). Солип-систское, буржуазно - индивидуалистическое утверждение как единственной непосредственной достоверности лишь своей П. и субъектив- €83 6S1 ного метода ее познания образуют идеалистическое понимание П., основанное на саморазвитии и имманентности П., отрицании ее материальной сущности и исторической природы ее. Выйти из этого положения, отрывавшего психологию от положительного знания, пытался психофизический дуализм. Так, теория психофизического взаимодействия (Бус-се, Штумпф, Кюльпе) рассматривала П. и нервные процессы как в корне противоположные той субстанции, носителями которой являются материальные тела и души, причем мозг рассматривался как внешнее условие психики, как орган, используемый П. для воздействия на внешний мир. Для П. нужен развитый мозг так же, как пианисту нужен хороший инструмент. Отсюда П.—активнодеятельное, творческое начало, мозг и материя вообще—инертная, пассивная масса. Видимость связи с естествознанием создавалась тем, что мозг рассматривался не только как предмет и условие П., но и как причина, производящая ощущения и мысли так, что этим физическое явление преобразовалось в П. и обратно. Так, эти двойные превращения образуют взаимодействие. П. не может «качать головой» или «поднимать руку», но достаточно ее ничтожного воздействия на тело для освобождения больших сил, в дальнейшем подчиняющихся вполне материальным закономерностям. 'Не решая формально в опроса, на какой основе происходит взаимодействие или т. н. фнкц. взаимозависимости, эта теория по существу полагает такой основой П. как творческую субстанцию, раскрывая тем самым свой идеалистический характер.—Теория пси-хофизич. параллелизма и гипотеза тождества (Фехнер, Паульсен, Вундт, Эббингауз, Гефдинг) выдвинули доводы против индетермени-стического понимания П.,. «примиряя» этим психологию с естествознанием, именно с его: а) пониманием естественной причинности как замкнутой системы и б) законом сохранения энергии и материи. Согласно первому всякое телесное явление может порождаться лишь другим телесным фактом, чем отрицается возможность влияния П. на материальные процессы организма. Организм и мозг как материальные тела должны изучаться безотносительно к психике, т. к. они представляют замкнутую систему, .недоступную вторжению нематериальных сил. Основываясь на этом, механистическое естествознание не оставило в природе места процессам П. Согласно второму положению сумма атомов остается одной и той же при любых изменениях материи, так что приобретение телом новых свойств обязано перемене в сочетании атомов, превращению одной формы в другую посредством эквивалентного замещения. Механистически применяя и этот закон, также не находили места П., т. к., если материальная энергия превращается в П. как нематериальную субстанцию или наоборот, то это значило бы, что сумма энергии в целом уменьшилась или увеличилась, что противоречит этому закону. Данная теория «согласовывала» эти законы с психологией для доказательства реальности П. так, чтобы не нарушать принятой позиции о непрерывной замкнутости и чисто физической причинности мозговых процессов и отсутствии влияния на них П. В итоге же эта теория «освободила» мозг от П. для того, чтобы освободить П. от мозга: хотя они соположены рядом и во времени совместно, но относятся друг к другу так, что «члены од- ного ряда не вызывают членов другого ряда и не вторгаются в него по внутренней связи. По причинной связи оба ряда остаются совершенно чуждыми» (Гефдинг). Бытие в мире дано одновременно двойственно: как мозг и как П. То, что объективно наблюдающему дано как Мозг и нервный процесс, то субъективно переживающему дано лишь как П.—Определение этой теории как психофизического параллелизма не отражает ее основной идеи: признания тождественности П. и физического на основе П. Тождественность их содержания при параллельности форм подчеркивается аналогиями: а) П. и мозг подобны фразе, сказанной на двух различных языках, б) они подобны выпуклой и вогнутой стороне одной и той же кривой. П. и телесная жизць соположены рядом и одновременно так, что каждому моменту П. соответствует момент материального, но не вследствие их взаимосвязи, а вследствие двойственного преломления бытия: как мозга и как ощущения. Отрицая материальную сущность П. и влияние ее на иные стороны развития материи, эта теория свободно допускает возникновение явлений П. в результате влияния другого лица без всякого посредства тела, фактически допуская непосредственное «общение душ». Так, это утверждение смыкается с доказательством возможности изучения мозга и тела без всякого обращения к роли П., также к-.:: превращение П. в бледную тень физ. явлений имело обратной стороной превращение мозга в параллель-двойник П., напр. у Спенсера, строившего конструкции нервных элементов подобно конструкциям логических понятий.—Так, материя была лишена всяких потенциальных способностей, активности и П. как своего свойства в сэответствии с основными установками всякого идеализма, а организм человека в соответствии с механистической биологией и медициной был показан «обездушенным», без всякого деятельного участия в нем его П. Физ. законы, привлеченные данной теорией, оказались нужными нб для естественнонаучного объяснения П., а для того, чтобы с санкции механистического естествознания: а) исключить П. из материальной природы и ее причинности, б) превратить в дальнейшем мозг и материю в теневую параллель П. Так и эта дуалистическая теория оказывается идеалистической.—В этом же плане решают проблему психогенеза, возникновения и развития П., теории пан- и биопсихизма. В основании их лежит утверждение пассивности, инертности и бездеятельности материи, к-рая поэтому не может произвести из развития себя самой такое сложное качество, как П., представляемую ими «изначальной» и «извечной». Они не объясняют возникновения психики, заменяя это объяснение ссылкой на ее «изначальную предуготовленность», созданную творческим пугем «божественного начала», «абсолютного духа», «духовного принципа природы». Панпсихизм считает, что природе в целом свойственны явления П., что мир в совокупности одушевлен вследствие того, что П.— сущность, движущая сила, активное условие существования материи. Сюда можно отнести теории «бессознательной мировой души» (Гарт-ман), «клеточного сознания» (Геккель), «психологии минералов» (Де-ла Грассери) и т. д. «Атомные души», «междупсихическая сфера» образуют «космическое сознание», посредством к-рого идеализм в психологии пытается снять проблему психогенеза. Биопсихизм приписывает П. всей организованной материи. Способность мыслить и чувствовать составляет, поэтому сущность жизни, образуя ее побудительную причину, внутренне заложенную активность. Вместо того чтобы организованной материей объяснить П., он психикой объясняет организованную материю, утверждая, что «жизнь—это сознание, данное в материальной форме» (Бергсон). Для этой теории также нет проблемы психогенеза, т. к. П. невыводима из материи, дана ей в готовом виде. Все, что было «вначале», характеризует и человека и протоплазму, но лишь в разной мере и форме, чем отрицается всякое подлинное развитие П., представляемое как^простая реализация изнутри заложенных задатков. Так, отрицается возможность возникновения одной формы в результате развития другой (напр. интелекта из развития инстинкта, сознания из бессознательного), и П. выводится из «вечных сил», «целеположенности» и т. д.—Идеализм внес в понимание П. столько мистики, что психологи-материалисты и естественники пытались вообще снять это понятие, выбросив его из положительного содержания науки и заменив его поведением и высшей нервной деятельностью. . Материалистическая психология рассматривала П. лишь на основе материальных закономерностей, но вследствие механистического понимания материи она не могла быть последовательным материализмом в психологии. Она выдвинула две концепции П.: а) П. существует, но лишь как эпифеномен, побочный и бездеятельный продукт, лишенный специфической закономерности и причинности. Всякое явление П. находит свое непосредственное объяснение в материальной причине, т. к. психика лишь субъективно регистрирует изменения внешней среды, отражаемые мозгом. Каждое явление П. параллельно нек-рому материальному,, что можно выразить так: ма -> м2 -*■ м3 м4..... II и II II Па П3 П4...... Эта концепция представлена гл. обр. Гексли, May дели, отчасти Рибо. Вторая концепция этой психологии—понимание П. как самой материи, как условного обозначения нервного акта. Так, Бюхнер рассматривал П. как выделительный процесс мозга, Ноак—:как движение нервных частиц, Бехтерев—как напряжение нервного тока и* сочетанное нервное движение. В противовес идеализму с его отрывом П. от мозга эта психология отождествила П. с мозгом, так же как в противовес концепции внутренней закономерности саморазвития П. выдвинула исклю-.чительно внешнюю ее обусловленность. П. превратилась в пассивный продукт приспособления к среде, так как мозг рассматривался лишь как аппарат приспособления организма, являющегося «функцией среды». Все изложенное привело к отрицанию не только активности П., но и ее реальности. Понять П., исходя из ее материального •субстрата—вот сильное материалистическое положение этой теории, но ее непоследовательно-материалистический характер обнаруживается ;в том, что она не в силах разрешить вопрос, каким же образом материальные процессы,-порождая материальные же процессы, образуют ^явления П. как их специфические свойства. Наряду с тенденцией ликвидации реальности П. как явления природы в этой психологии имелась тенденция признания П., но отказа от объективно-научного ее изучения в виду ее субъективного характера. Рассматривая П. как бездеятельное интроспективное выражение физиол. процессов, эта психология не считала ее предметом науки, т. к. она существует как непосредственно-достоверная реальность лишь у самого переживающего и поэтому не общезначима. Здесь «объективизм» смыкается с «субъективизмом» идеалистической психологии, поскольку в их понимании объективный метод изучает только внешнеобъективное, субъективные же процессы могут быть изучены лишь субъективно же, т. е. объективно познать субъективные процессы невозможно. Отказ от объективного изучения психики есть выражение непоследовательного, механистического материализма, смыкающегося здесь с идеализмом, есть типичное выражение основной тенденции буржуазной психологии, ее глубокого кризиса. Лишь советская психология, разрабатываемая на основе марксистско-ленинской теории, намечает единственно правильные пути разработки этой основной психологической проблемы и в связи с ней научное понимание самой П. Развитие процессов П. В психологии нашли свое отражение две концепции развития, указанные Лениным: механистическая и диалектическая. Первая рассматривает психологическое развитие как рост и напластование, простую надстройку однородных элементов, лишь как уменьшение или увеличение известной количественной массы реакций и их морфо-физиол. субстрата. Отсюда всякое сложное, высшее может быть сведено к простому, низшему, поскольку развитие П. представляется как процесс непрерывной эволюции. Эта концепция нашла свое завершенное выражение в психологической системе Спенсера, отразившись также во всех механистических тенденциях сведения поведения высших животных к низшим (напр. в учении Лёба о тропиз-мах), П. человека к поведению высших животных, также в попытках антропоморфического объяснения поведения животных. Диалектическая концепция психологического развития в противоположность первой рассматривает этот процесс как качественное изменение, отражающее прерывные переходы, борьбу противоположностей в развитии самой материи. В процессе этого качественного изменения возникают новые формы П., к-рые однако не представляют лишь надстройки над старыми. Образование новой формы П. есть преобразование старой формы, превращение ее из главной в соподчиненную, из основной в побочную. Так, навык животного возникает на основе инстинктивно-рефлекторной деятельности, но вместе с тем обозначает процесс ее перестройки. Этот момент прекрасно схватывается замечательной теорией академика Павлова в его работах над условными рефлексами, на что в свое время обратил внимание проф. Ухтомский. Опыты Келлера по исследованию интелекта антропоидов показали, что образование интелектуаль-ного акта зависит от оптической ситуации восприятия и непосредственного навыка животных, но вместе с тем обнаружили активность этого акта как фактора перестройки восприятия и навыка антропоидов. В свете диалектической концепции развития становится очевидным, что изменение какого-либо из процессов ess П., взятых в их единстве и взаимосвязи, есть изменение всех связей и отношений между этими процессами. Если восприятие и навык по порядку развития предшествуют мышлению и сознанию, то мышление и сознание, возникая на их основе, их преобразует, опосредствует, изменяет их обычные функции. Интелектуали-зация восприятия и навыка у человека есть естественный ход перестройки П. в целом на основе общественно-трудовой деятельности человека. Особенную роль в перестройке и развитии П. человека играет сознание как специфическое качество всех псих, процессов человека и его две основные формы: речь и мышление, взятые в плане личности. Под влиянием развития мышления память перестраивается из механической в логическую, восприятие приобретает ряд новых аналитических функций, эмоции и потребности приобретают осознанный характер и т. д. Речь играет планирующую, организующую роль в процессе мышления понятиями, служа средством запоминания и воспроизведения, произвольного внимания, процесса восприятия и т. д. На основе диалектической концепции психологического развития возможно объяснить огромнейшее число фактов, собранное современной психологией и буржуазной в том числе (к-рая не может их объяснить в силу своего классового и теоретического характера) в отношении формирования процессов П., их динамического преобразования и взаимовлияний на основе ведущей роли сознания. Отсюда'перед советской психологией встает задача построения новой системы психологических фактов, основанной на диалектико-материалистической концепции развития, в связи с чем следует в корне пересмотреть как метафизические грани между интелектом, волей, чувством, созданные старой психологией способностей (и развитые до предела эмпирической психологией), так и сведение всего многообразия процессов П. к известной одной форме (восприятия, мышления, переживания и т. д.). Имеются все основания утверждать не только развитие П., изменяемость старых и воспитываемость новых качеств П. (что особенно важно для практики педагогического и врачебного воздействия на личность), но и то, что отношения между различными группами псих, развития исторически изменяются на основе изменения сознания в целом в связи с историей разделения труда. Как уже указано, современные естествознание и материалистическая диалектика устанавливают связь возникновения психики с возникновением и развитием центральной нервной системы (особенно кортикальных отделов головного мозга). Именно на этой основе возможно определить, каким систематическим группам животных свойственна П. и в какой именно форме. Объективно-материальные критерии необходимы тем более, что научная еоо-психология установила например в отношении простейших, что и то, что внешне, по аналогии с поведением человека, представляется П:, есть лишь физико-химическая реактивность, элементарная раздражимость и биологически-приспособительное действие. Поэтому в плане истории развития П. можно считать наиболее важными критерии, предложенные Иерксом, а именно: 1) морфологические: а) общая форма организма, б) присутствие нервной системы, в) специализация в формах ее строения; 2) физиологические: а) общий характер реакций организма (различимость раздражений), б) изменчивость реакций (обу-чимость животного), в) автономность, самопроизвольность реакций. Предпосылками психики животных являются поэтому: а) эволюция анат.-морфол. структуры организма и особенно история мозга и его кортикальных аппаратов, б) эволюция способов и приемов фнкц. деятельности организма, в) физико-географические и биол. условия существования данного животного вида, г) место, занимаемое данной систематической группой в биологической эволюции и в связи с этим—тип отношения между индивидом (онтогенезом) и историей вида (филогенезом). Одновная линия развития поведения и П. животных выражается в переходе ведущей роли от филогенетических (наследственно-автоматизированных форм, напр. сегментарного или спинального рефлекса) к последовательно-индивидуальной форме П. (элементарный ин-телект животных) через непосредственное сочетание индивидуально приобретенных форм с унаследованными (условный рефлекс по Павлову, навык, дрессура). Так, можно считать с известным основанием рефлекс исторически биофизиологической основой возникновения ощущения в эволюции поведения животных, инстинкт—такой же основой для элементарных функций памяти и эмоций, условный рефлекс—материальной базой более сложных процессов П. (например восприятия, представления, памяти, ассоциации, навыка). Следовательно условный рефлекс у животных не только биофизический механизм сигнальной деятельности коры головного мозга, но и форма поведения, с которой связано возникновение ряда сложных процессов П. Психика животных достигает своего высшего развития в интелекту-альном поведении высших животных, образующемся на основе высоко диференцированной ч/вствительности в форме элементарных инте-лектуальных операций, особенно простейшего анализа и синтеза, восприятия формы, пространственных отношений и т. д. До наст, времени в психологии животных теория развития представлена гл. обр. механистическими концепциями (напр. Спенсера), по к-рым развитие П.—простой эволюционный пр'оцесс роста и напластования однородных элементов, представляющих непрерывный, количественный переход от простого к сложному, ^однородного к разнородному, уменьшение *или увеличение мозговой массы, диференциа-цию ее составных частей. Поэтому между различными ступенями в развитии П. нет прерыв-ностей, границ, скачкообразных переходов; • все, что есть в простом, есть в сложном, но лишь в большем количестве. — Идеалистическое понимание развития П. как развертывания имманентных особенностей лежит в основе этой концепции тождества различных форм развития П., сводящей человека к животным, переносящей животные качества на человека. На самом же деле развитие П. не только простое увеличение или уменьшение, рост, диферен-циация, напластование свойств, но внутреннее ' изменение закономерностей и способа развития, приобретение новых свойств и преобразование в этом процессе старых, изменение их функций, соподчинение их последующей высшей форме, обусловленное борьбой их противоречий. Отсюда специфичность перехода одной формы в другую, причем существенное различие между ними образует известные грани, являющиеся их качественными особенностями. Именно поэтому первичное не есть еще основное, так же как новое в развитии П. не есть простая утеря старого, но коренное преобразование его, снятие, как-бы внутреннее преодоление этого старого. П. животных развивается соответственно основным направлениям биологического процесса, что опровергает теорию «ступенек» в эволюции П. Так, мы знаем, что интелект возникает из развития инстинктивно-рефлекторной деятельности через условно-рефлекторный переход, но это не значит, что высокое развитие инстинкта дает высокое же развитие интелекта. Наоборот, там, где инстинкт достигает наибольшего совершенства (напр. членистые, членистоногие), там интелект и научение представлены слабо. Там же, где высоко развито индивидуальное научение и интелектуальное поведение (напр. млекопитающие), инстинктивно-рефлекторная деятельность и сопряженные с ней явления П. менее совершенны. Инстинкт выступил здесь генетическим основанием и «снимается» этими.высшими формами, соподчиняясь их закономерности, но продолжая у других животных оставаться типичной формой П. Исторически изменяющийся способ взаимоотношения между старой и новой формой в развитии П. превращает раннюю форму в новой системе (напр. инстинкт в условно-рефлекторной деятельности, условный рефлекс в интелектуаль-ном поведении) из главной в соподчиненную, из основной в побочную так, что изменяется самый способ функционирования данной формы, ее механизм и биологическая роль. История развития П. на основе развития органической материи и история развития П. животных раскрывают исключительно активную биол. роль П. в ориентации животного в окружающей среде, особенно в быстро меняющихся ее условиях. Биофизиологическое содержание П. определяет ее деятельный, а не пассивно-созерцательный характер. Возникновению П. человека и сознания как ее специфического качества предшествовала таким образом длительная история поведения и психики животных, определяющая генетическое единство психики человека и психики животных. Человек однако не только продукт биол. эволюции, ной существенный фактор ее дальнейшего развития, т. к. с образованием человека и его общественно-трудового воздействия на природу изменились законы и формы поведения и П. животных посредством, селекции, одомашнения ряда животных пород, изменения естественных условий существования диких животных, посредством влияния на П. домашних животных (собака, лошадь) их повседневного общения с людьми, что особенно подчеркивал Энгельс.—Развитие П. человека не есть просто более сложный вариант животной П., как это хотят представить те, кто сводит П. человека к рефлексам, инстинктам, навыкам и т. д., био-логизируя ее законы и формы. Внешне это—непонимание своеобразных законов общественного развития П. человека, по существу же— воинствующий механицизм, извращающий факты естествознания о единстве и различии человека и животных использованием их для утверждения «неизменности» и «естественности» буржуазного правопорядка. В процессе общественно-трудового преобразования природы человека особую роль сыграла совместная деятельность руки, мозга и речи, в результате чего преобразовалась нервно- двигательная, психомоторная и сенсорная организация человека — на основе многообразно трудовых функций руки, в связи с чеж сопряженно изменилась посредством преобразования центральных кортикальных нерв-но-псих. процессов вся система органов чувств^ человека. Маркс указывал в связи с этим, что-«человечность органов чувств возникает благодаря очеловеченной природе» и «образование-. пяти чувств-—продукт всей всемирной истории» _ Это историческое изменение сенсорных, психомоторных и следовательно центральных аппаратов и функций показывает, как действительно в самой основе человеч. природа стала. общественно-исторической. Мысль Энгельса о» том, что «чувство осязания... развилось у человека рядом с развитием самой руки, при посредстве труда» подтверждена -рядом исследований: (напр. работы Белле, Нуаре и т. д.) в отношении его исторически опосредствованных чере* труд особенностей (это отличие осязания человека от животного подтверждается также мор-фогенетическим анализом корковых и подкор ковых локализаций этого чувства у человека. и животных). Этим подчеркивается коренное-историческое отличие активного осязания человека посредством руки и ее общественно-трудовых орудий от приспособительного осязания: животного непосредственно естественными органами. Этот опосредствованный тип деятельности органов чувств человека раскрывается во всех их аппаратах и функциях, но особенно в историко-трудовом опосредствовании психофизиологии зрительного аппарата. Однако» психология еще не разработала проблемы исторической природы непосредственно чувственной основы П. человека, между тем как напр. ощущение и восприятие, компоненты этой основы, могут быть действительно поняты лишь в. плане исторической теории развития. Трудовое воздействие на преобразование природы человеческой П. нельзя мыслить так, что» мозг и П. человека только и непосредственно* развивались из орудия труда. «Переход» орудия труда в нервно-псих. образование возмон e:i лишь посредством его общественного содержа-ния, через коллективные связи и общение людей, формой к-рого является и язык. История. языка содействовала образованию такой высшей формы П. человека, как мышление понятиями, отражающее не только отдельные явления и их внешние связи, но и их трудом обнаруженную, объективно реальную сущность.. Историческое преобразование П. человека образовало новую историко-трудовую закономерность непосредственно чувственной основы: П., психомоторики и поведения, исторически развивающейся мотивации (потребности, влечения, интересы и т. д.), мышления, речи и сознания и привело к коренному изменению* псих, функций. Историческое, социальное понимание П. человека еще не есть подлинное марксистско-ленинское понимание. Под признанием общественно-исторической и трудовой сущности возможно протаскивание буржуазных общественных теорий (ср. напр. социоморфическую-теорию Богданова), отождествляющих или разрывающих формы П. от'общественно-экономических формаций, отрицающих основной закон: человеческой истории с момента образования разделения труда и частной собственцости, заключающийся в том, что вся история человечества есть история борьбы классов. Абстракт- -ный социологизм и историзм, оторванный от классово-исторического рассмотрения психологии в ее зависимости от идеологии на основе материального базиса общества и существующего способа производства, ведет к типичному -буржуазному пониманию П. и личности. Эти ■буржуазные традиции изучения П. человека вне связи с историей классовой борьбы были .жестоко осмеяны Марксом и Энгельсом в их критике учения Штирнера, указывавшей, что «он вполне последовательно абстрагируется •от исторических эпох, национальностей, классов и т. д., или, что то же, принимает господствующее сознание наиболее близкого ему класса в окружающей среде за нормальное сознание человеческой жизни». Нет общества, истории, труда вообще. Есть конкретный способ разделения труда, общественно-экономическая •формация, в связи с историей к-рых необходимо изучать историю сознания и психику 'человека. «С разделением труда,—писал Энгельс,—был разорван на части и сам человек. В целях развития какой-либо одной его деятельности были принесены в жертву все прочие его физические и духовные способности.Это измельчение человека растет одновременно с развитием разделения труда, к-рое достигает высшей степени в мануфактуре. Она калечит рабочего, превращает его в какого-то урода, чисто оранжерейным путем вызывая в нем развитие детальных навыков и подавляя целый мир производительных задатков и способностей... Сама личность раздробляется, превращаясь в •автоматическое колесо, исполняющее одну частичную работу». Маркс и Энгельс писали в «Коммунистическом манифесте», что «в буржуазном обществе капитал самостоятелен и ли-чен, трудящийся же индивид несамостоятелен и безличен»; они указывали на то, что в буржуазном сознании личность и частная собственность настолько отождествлены, что уничтожение частной собственности рассматривается им жак уничтожение личности. На этом отождествлении основывали свою клевету на социализм как нивеллирование личности и в области психологии такие буржуазные теоретики, как ■Лебон, Мантегацца и т. д. Ленин, подвергая критике старое общество, писал, что «воспитанные в этом обществе люди, можно сказать, ■€ молоком матери воспринимают психологию, привычку, понятия...». В капиталистическом обществе «средства к -моему существованию являются средствами .другого человека; то, что является предметом моего желания, является недоступной для меня собственностью» (Маркс). Подчеркивая всемирно-историческое значениесоциалистической революции и для развития личности и ее псих. процессов, Маркс писал, что человек «присваивает себе свою разностороннюю сущность разносторонними способами, т. е. как целостный человек. Каждое из его человеческих отношений к миру-—зрение, слух, обоняние, вкус, чувство, мышление, созерцание, ощущение, хотение, деятельность, любовь, словом—все органы его индивидуальности... являются в своем предметном отношении или в своем отношении к предмету присвоением последнего;., частная собственность сделаланас столь односторонними и тупыми, что какой-нибудь предмет яв--ляется нашим лишь тогда, когда мы им обладаем, т. е. когда он существует для нас как капитал, когда мы им непосредственно владеем, едим его, пьем, носим на теле, живем в нем и т. д., говоря коротко; потребляем его. Поэтому на место всех физ. и духовных чувств стало простое отчуждение всех этих чувств, чувство обладания. До такой вот абсолютной нищеты должна была быть доведена человеческая сущность...Поэтому уничтожение частной собствен-. ности представляет полное освобождение всех человеческих чувств и Свойств». История диктатуры .пролетариата в нашей стране уже в первой пятилетке показала, что «в психологии масс и в их* отношении к труду произошел громадный перелом, в корне изменивший облик наших фабрик и заводов» (Сталин). Социалистическое строительство изменило в корне> не только географию, экономику и идеологию страны, но и психологию людей, строящих социалистическое общество. Уничтожение противоположностей города и деревни, разрыва между умственным и физическим трудом, социалистические формы труда, коммунистическое воспитание и политехническое обучение молодых поколений• социализма и т. д. являются реальными основаниями конкретной социалистической переделки сознания и П. людей, осуществляемой партией и советской властью в первой стране, уничтожившей экспло-атацию человека человеком и строящей социализм. Величайшее преобразование П. человека явится результатом большевистской реализации задач, поставленных XVII партконференцией, о преодолении пережитков капитализма не только в экономике, но и в сознании людей. Так, советская психология, разрабатывающая историческую теорию развития П. человека, находит свое решающее обоснование в социалистической практике, формирующей hoj вые социалистические характеры, сознание, мышление, преобразующей все целостное единство процессов ; психики человека, строящего социализм. . • Лит.: Б е. х т е р е в В., Психика и жизнь, СПБ, 1904; о н ж е, Объективная психология, т. I, СПБ, 1907; Бинэ'А., Душа и тело, СПБ, 1910; Бергсон А., Творческая эволюция, СПБ, 1914; Бэн А., Душа, и тело, Киев, 1881; Выготский А. и Лур'ия А., Лекции о душе человека, - животных, СПБ, 1894; Леонтьев, Развитие памяти, М., 1931; Ленин, Материализм и эмпириокритицизм; Северцов А., Эволюция и психика, М., 1925; В u s s e, Geist und K<irper, Seele und Leib, Lpz., 1903; Erkardt F., Psychophysi-scher Paralieiismus u. erkenntniss-theoretischer Idealismus, Lpz., 1900; Fee hner G., Elemente der Psychophysik, Lpz., 1860; Stumpf, Leib und Seele, Eroifnimgsrede des III internationalen Kongresses f. Psychologie in Miin-chen, 1896; Wundt W., tjber psychische Kausalitat und das Prinzip des psychophysischen Parallelismus, Philos. Studien, B. X, Lpz., 1894. См. также лит. к ст. Личность, Мышление,Ощущение, Поведение шПсихология.Ъ. Ананьев.

Большая медицинская энциклопедия. 1970.

Синонимы:

Смотреть что такое "ПСИХИКА" в других словарях:

  • психика — высшая форма взаимосвязи живых существ с предметным миром, выраженная в их способности реализовывать свои побуждения и действовать на основе информации о нем. На уровне человека П. приобретает качественно новый характер, в силу того, что его… …   Большая психологическая энциклопедия

  • ПСИХИКА — ПСИХИКА, психики, мн. нет, жен. (от греч. psychikos душевный) (книжн.). Душевная организация человека (или животного), Совокупность его душевных переживаний, состояний сознания, сил и способностей. Здоровая психика, больная психика. ||… …   Толковый словарь Ушакова

  • ПСИХИКА — (греч.). Область душевных сил и способностей индивида. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов А.Н., 1910. ПСИХИКА область душевных явлений, область чувства. Полный словарь иностранных слов, вошедших в употребление в… …   Словарь иностранных слов русского языка

  • ПСИХИКА — (от греч. psychikos душевный) специфический способ функционирования души. Традиционно психическая реальность противопоставляется, с одной стороны, физиологии организма, понимаемой биохимически, с др. понятию «душа», воспринимаемому как… …   Философская энциклопедия

  • психика — дух, сознание, метапсихика Словарь русских синонимов. психика см. сознание Словарь синонимов русского языка. Практический справочник. М.: Русский язык. З. Е. Александрова. 2011 …   Словарь синонимов

  • ПСИХИКА — (от греч. psychikos душевный) совокупность душевных процессов и явлений (ощущения, восприятия, эмоции, память и т. п.); специфический аспект жизнедеятельности животных и человека в их взаимодействии с окружающей средой. Находится в единстве с… …   Большой Энциклопедический словарь

  • Психика — (от греч. psychikos душевный) форма взаимодействия животного организма с окружающей средой, опосредствованная активным отражением признаков объективной реальности. Активность отражения проявляется прежде всего в поиске и опробовании будущих… …   Психологический словарь

  • ПСИХИКА — ПСИХИКА, и, жен. Совокупность ощущений, представлений, чувств, мыслей как отражение в сознании объективной действительности; душевный склад человека. Здоровая п. | прил. психический, ая, ое. Психическая деятельность. Психические болезни… …   Толковый словарь Ожегова

  • ПСИХИКА — (от греч. psychikos душевный) англ. psychics; нем. Psyche. 1. Псих, деятельность; форма активного отражения субъектом объективного мира в процессе его взаимодействия с внешним миром и выполняющая функцию регуляции его поведения (деятельности). 2 …   Энциклопедия социологии

  • психика — без поведения так же не существует, как и поведение без психики, потому хотя бы, что это одно и то же. [1.1.1, 57] см. поведение …   Словарь Л.С. Выготского

Книги

Другие книги по запросу «ПСИХИКА» >>


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

We are using cookies for the best presentation of our site. Continuing to use this site, you agree with this.